Флакончик с маслами в окружении листьев эвкалиптаЗа прошедший год отношение к ковиду поменялось, но осталось неоднозначным. Кто-то переболел легко и незаметно, кто-то несложно, но долго, другие трудно и быстро, еще одни тяжело, долго и с осложнениями, которые длятся месяцами. Кто-то потерял близких… Да, это не просто грипп. Последний коронавирус поражает не только респираторную систему, но и многие другие органы оказываются мишенями. В частности рецепторы ангиотензинпревращающего фермента 2 (ACE2) обнаруживаются не только в альвеолярных эпителиальных клетках легких, но и в тканях тонкого кишечника, почек, сердца, толстой кишки, поджелудочной железы, печени, эндотелиальных клетках. Непредсказуемость и непонимание, как это обнаружить и лечить, - вот, что сильно усложняет отношения с ковидом.
 

Виды исследований

Из исследований за прошедший год по эфирным маслам были проведены только тесты in silico. Это сравнительно новая экспериментальная модель. Ранее использовались:
  • in vitro – лабораторные условия, исследования проводятся на культурах клеток, микроорганизмов и т.д., в пробирках, чашках Петри;
  • ex vivo – эксперименты на живой ткани в лабораторных условиях (например, на лоскутах кожи);
  • in vivo – на живых животных или людях для проверки действия веществ или их наборов.
In silico – сравнительно новый термин, используется с 1987 года. Это моделирование эксперимента на компьютере. Этот метод использует всю мощь современных инструментов биоинформатики: базы данных, количественные взаимосвязи между структурой и активностью, подходы молекулярного моделирования и машинное обучение. Часто это первый шаг в фармацевтической разработке. Получаемая информация зависит от сложности программ и опыта тестирующей команды. Эта модель позволяет быстро проверить, что концептуально может работать или не работать.

Однако у модели in silico есть важное ограничение – то, что происходит в компьютерной модели, не обязательно отражает то, что будет происходить in vitro и особенно in vivo. Таким образом, результат in silico не может служить вердиктом поведения молекулы в организме. Это начальный этап в длинной цепи научных подтверждений, необходимых для понимания воздействия вещества на живое существо. С помощью in silico лекарства могут быть перепрофилированы для лечения другого заболевания, хотя изначально предполагались для иного.

В контексте пандемии SARS-CoV-2 / COVID-19 исследования in silico сыграли ключевую роль в быстром определении подходящих существующих лекарств для лечения пациентов с COVID-19. Точно так же исследования in silico, изучающие ароматические соединения, могут определить те, которые эффективны против заражения этим вирусом.
 

Исследования 2020-2021 гг. против вируса COVID-19Мужчина выглядит болезненным, завернулся в одеяло с кружкой чая

В одном из исследований in silico изучалось ингибирование ACE2 соединениями дистиллированного масла Ammoides verticillata, растения, обнаруженного в Алжире, и одобренных FDA препаратов каптоприла и хлорохина. Эфирное масло богато карвакролом (51,2%), а также содержит п- цимен (14,1%), тимол (13,0%), лимонен (11,9%) и γ-терпинен (6,8%), но коммерчески оно не производится. Предполагают, что карвакрол является ингибитором ACE2, сравнимым с каптоприлом и хлорохином. Imane Abdelli, Faiçal Hassani, Sohayb Bekkel Brikci, Said Ghalem, Алжир, 2020. Дополнительные исследования коммерчески доступных эфирных масел, богатых карвакролом, таких как орегано (Origanum vulgare), могут прояснить, можно ли использовать эфирные масла, богатые карвакролом, в качестве ингибиторов ACE2.

Есть еще пара исследований, результаты которых сложно однозначно принять – они не прошли рецензирование (пока, по крайней мере). Касаются они ингибирования коронавирусной химотрипсиноподобной протеазы / основной протеазы (3CLpro или Mpro).

В числе соединений, которые связываются с коронавирусной 3CLpro и, таким образом, ингибируют репликацию вируса, in silico был определен 1,8-цинеол, он же эвкалиптол. Он известен своими противовирусными свойствами и отхаркивающим бронхиальный секрет действием. Arun Dev Sharma, Inderjeet Kaur, 2020.

Второе исследование касалось летучих и нелетучих соединений масла черного тмина (Nigella sativa). Нелетучие нигеллидин и α-гедерин in silico показали себя хорошими кандидатами для ингибирования вируса (через взаимодействие с вирусной протеазой 3CLpro), сравнимые с результатами, аналогичными изучаемым аллопатическим препаратам. Bouchentouf Salim, Missoum Noureddine, Алжир, 2020. Требуются дальнейшие исследования для подтверждения любых противовирусных свойств и их терапевтического потенциала.

Эфирное масло чеснока (Allium sativum), содержащее аллилдисульфид (28,4%), аллилтрисульфид (22,8%), аллил (E) -1-пропенилдисульфид (8,2%), аллилметилтрисульфид (6,7%) и диаллилтетрасульфид (6,5%), было исследовано in silico для определения взаимодействия с ACE2 и белком PDB6LU7, который является частью вирусной протеазы 3CLpro. Состав отличался от предыдущих данных – отсутствуют диаллилдисульфид и диаллилтрисульфид, которые являются основными составляющими в опубликованных работах. Из 18 идентифицированных соединений 17 показали сильные показатели связывания с ACE2 и белком PDB6LU7, что позволяет предположить, что эфирное масло чеснока является ингибитором ACE2 и 3CLpro. Bui Thi Phuong Thuy, Tran Thi Ai My, Nguyen Thi Thanh Hai, Le Trung Hieu, Tran Thai Hoa, Huynh Thi Phuong Loan, Nguyen Thanh Triet, Tran Thi Van Anh, Phan Tu Quy, Pham Van Tat, Nguyen Van Hue, Duong Tuan Quang, Nguyen Tien Trung, Vo Thanh Tung, Lam K Huynh, Nguyen Thi Ai Nhung, Вьетнам, 2020. Необходимы дальнейшие тесты in vitro и клинические исследования, чтобы определить, подходит ли ЭМ чеснока для лечения COVID-19. Не стоит забывать, ЭМ чеснока умеренно токсично, является антикоагулянтом, обладает очень мощным и характерным запахом.

Также изучалась in silico способность ЭМ каепута (Melaleuca cajuputi) из Вьетнама связывать ACE2 и белок PDB6LU7 (часть 3CLpro). 3CLpro – ключевой фермент коронавируса, который играет основную роль в вирусной репликации и транскрипции. Это делает его привлекательной мишенью для лекарственного средства против вируса. Из 24 основных компонентов десять ингибировали как 3CLpro, так и ACE2 (их сумма в ЭМ 70,9%). Наиболее сильная антикоронавирусная активность составляющих зафиксирована в следующем порядке: α-терпинеол ≈ гвайол ≈ линалоол > 1,8-цинеол > β-селиненол > α-эвдесмол > γ-эвдесмол. Интересно, что синергетические взаимодействия этих 10 веществ ЭМ демонстрируют превосходное ингибирование белков ACE2 и PDB6LU7. Однако состав отличается от типичного. Исследуемый образец состоял из 1,8-цинеола 31,6%,  α-терпинеола 10,7%, β-эвдесмола 6,8%,  α-эвдесмола 6,7%, гвайола 6,5%, γ-эвдесмола 4,3%, бульнезола 1,9%, β-мирцена 0,9% , терпинен-4-ола 0,9% и линалоола 0,6%. Непонятно, насколько переносимы полученные данные на стандартное масло каепута. Tran Thi Ai My, Huynh Thi Phuong Loan, Nguyen Thi Thanh Hai, Le Trung Hieu, Tran Thai Hoa, Bui Thi Phuong Thuy, Duong Tuan Quang, Nguyen Thanh Triet, Tran Thi Van Anh, Nguyen Thi Xuan Dieu, Nguyen Tien Trung, Nguyen Van Hue, Pham Van Tat, Vo Thanh Tung, Nguyen Thi Ai Nhung, Вьетнам, 2020.

Тесты in silico, проведенные da Silva et al., сосредоточились на 171 компоненте эфирных масел для изучения воздействия на ACE2, RBD (область связывания ACE2 вирусного S-белка) и 3CLpro (Silva et al.2020). Также были изучены другие вирусные мишени: эндорибонуклеаза SARS-CoV-2, АДФ-рибоза-1 ”-фосфатаза SARS-CoV-2 и РНК-зависимая РНК-полимераза SARS-CoV-2. Химические компоненты были выбраны на основе обзора литературы по противовирусному действию и включают многие соединения, о которых известно, что они эффективны против вирусов, таких как грипп (несколько штаммов) и вирусы простого герпеса (HSV-1 и HSV-2). У (E)-β-фарнезена отмечен наивысший балл стыковки с SARS-CoV-2 3CLpro, но баллы для (E, E)-α-фарнезена, (E, E)-фарнезола и (E)-неролидола были тоже высоки. Эти же соединения показали высокие результаты в отношении эндорибонуклеазы SARS-CoV-2. β-фарнезен занимает хорошую долю в ЭМ голубой ромашки (но не во всех хемотипах, в зависимости от произрастания). Богатый источник неролидола – масло мирокарпуса. Однако энергии стыковки (E, E)-α-фарнезена, (E)-β-фарнезена и (E, E)-фарнезола с мишенями SARS-CoV-2 были относительно слабыми по сравнению с энергиями стыковки с другими белками, и поэтому маловероятно, что они будут взаимодействовать с вирусными мишенями. В отличие от других исследований in silico, описанных выше, это исследование показало, что показатели стыковки карвакрола и 1,8-цинеола были низкими. Неясно, почему оценки связывания были низкими в этом исследовании, но значительными в других. Тем не менее, эти соединения или эфирные масла, содержащие их, могут потребовать дополнительного изучения. Тем не менее, компоненты ЭМ могут действовать синергически, эфирные масла могут усиливать действие других противовирусных агентов или могут оказывать некоторое облегчение симптомов COVID-19. Joyce Kelly R da Silva, Pablo Luis Baia Figueiredo, Kendall G Byler, William N Setzer, Бразилия, США, 2020.

В еще одном исследовании in silico оценивалась эффективность различных составляющих ЭМ для блокирования субъединицы S1 (также называемой рецепторсвязывающим доменом, RBD) шипованных (S) белков SARC-CoV-2. Известно, что белок S1 участвует во взаимодействии с рецепторами ACE2 хозяина. Среди оцениваемых ЭМ анетол, коричный альдегид, карвакрол, гераниол, циннамилацетат, L-4-терпинеол, тимол и пулегон показали лучший потенциал ингибирования S1-субъединицы S-белков. Было обнаружено, что коричный альдегид обладает более благоприятными связывающими свойствами по сравнению с другими соединениями (Kulkarni SA, Nagarajan SK, Ramesh V, Palaniyandi V, Selvam SP, Madhavan T., Индия, 2020). Коричный альдегид – основной компонент масла коры корицы, анетол – масла аниса и фенхеля, карвакрол – орегано и частично чабреца, гераниол – герани и пальмарозы, тимол – белого тимьяна.

Другое исследование in silico оценивало активность коричного альдегида и тимохинона (соединение черного тмина) против РНК-зависимых РНК-полимераз (RdRps) COVID-19 и SARS CoV. Полученные данные показали, что оба соединения имеют низкую аффинность связывания с RdRps (Elfiky AA., Египет, 2020). В совокупности предполагается, что коричный альдегид может блокировать прикрепление SARC-CoV-2. Однако для установления этого необходимы дальнейшие исследования in vitro и in vivo.

Защитные эффекты коричного альдегида на модели мышей с острым повреждением легких (ALI), индуцированным липополисахаридом (LPS), оценивал Huang с коллегой. Было показано, что обработка циннамальдегидом заметно снижает соотношение влажность / сухость и отек легких у мышей. Также значительно ингибировались нейтрофилы, макрофаги и общее количество клеток в жидкости бронхоальвеолярного лаважа. Лечение коричным альдегидом снижает уровни воспалительных цитокинов, таких как TNF-α, IL-6, IL-13 и IL-1β, соответственно (Huang H, Wang Y., Китай, 2017). Эти данные вместе с результатами вышеупомянутых исследований in silico дают представление о возможной полезной роли коричного альдегида в COVID-19, но для установления его эффективности необходимы подробные исследования in vitro и in vivo.

Таким образом, исследования in silico дают предварительные данные для определения представляющих интерес соединений. Однако требуются продолжение работ in vitro и in vivo, чтобы подтвердить эффективность. И только затем рекомендовать их для лечения COVID-19.

Пожалуй, единственное исследование за год, было проведено in vitro. Оценивали ингибирующее действие 10 эфирных масел на ACE2 in vitro на HT-29 – клеточной линии аденокарциномы толстой кишки. Эти клетки выбрали из-за того, что избыточная экспрессия ACE2 часто наблюдается в тканях желудочно-кишечного тракта и клеточных линиях толстой кишки на уровне сравнительно более высоком, чем в других тканях, включая ткани легких. ЭМ герани (цитронеллол 27,1%, гераниол 21,4%, нерил ацетат 10,5%, линалоол 0,9%) и лимона (лимонен 73,0%, гамма-терпинен 9,2%, бета-пинен 8,6%) показали значительное ингибирующее действие на ACE2 в эпителиальных клетках: с 17,68 нг/мл (контроль) до 1,43 нг/мл и 4,34 нг/мл соответственно. Причем делали это дозозависимо. Кроме того, иммуноблоттинг и анализ qPCR также подтвердили, что герань и лимон обладают сильным ингибирующим действием на ACE2. Обработка цитронеллолом и лимоненом (50 мкМ) также значительно подавляла экспрессию ACE2 в эпителиальных клетках: с 18,0 нг/мл (контроль) до 7,67 нг/мл и 12,92 нг/мл соответственно. Интересно также, что обработка основными соединениями значительно снижала уровень мРНК TMPRSS2, которые участвовали в праймировании S-белков при проникновении в клетки SARS-CoV-2. Результаты показывают, что эфирные масла герани и лимона и их производные соединения являются ценными природными противовирусными агентами, которые могут способствовать предотвращению вторжения SARS-CoV-2 / COVID-19 в организм человека. K J Senthil Kumar, M Gokila Vani, Chung-Shuan Wang, Chia-Chi Chen, Yu-Chien Chen, Li-Ping Lu, Ching-Hsiang Huang, Chien-Sing Lai, Sheng-Yang Wang, Тайвань, 2020.

И еще одно исследование, рандомизированное, провели непосредственно в клинике в Иране. 83 пациента с COVID-19 были случайным образом отобраны и разделены на контрольную группу и экспериментальную, получающую лечение с ЭМ тимьяна обыкновенного. Пациенты обеих групп получали также стандартную антиковидную терапию. В результате лихорадка (p <0,027), головокружение (p <0,003), кашель, одышка, мышечная боль, головная боль, анорексия, слабость и летаргия, утомляемость и боль в грудной клетке значительно уменьшились (р <0,001) согласно анкетам. Также снизились уровень азота мочевины (p <0,004), нейтрофилов (p <0,001) и кальция (p <0,034), но значительно увеличилось количество лимфоцитов (p <0,001). Таким образом, тимьян с высокими антиоксидантными свойствами и противовирусным действием, укрепляющий иммунную систему, может уменьшить симптомы COVID-19. Saeed Sardar, Ahmadreza Mobaiend, Leila Ghassemifard, Koorosh Kamali, Narjes Khavasi, Иран, 2021.

Девушка стоит около работающему диффузора с эфирными масламиЧто касается моего личного опыта, то при ковиде я использовала аромадиффузор и ингалятор Махольда, смеси на спину, грудь, стопы. В ингаляторе лучше всего пошла смесь из ромашки голубой, чабреца, лимона и лаванды. Были также удачные вариации с заменой на чайное дерево, можжевеловые ягоды, герань. Как правило, смесь из 3-4 масел. В диффузоре хорошо шли пихта, цинеольные масла – эвкалипт, саро, равинтсара вместе с остальными ЭМ для ингалятора. Несколько раз в день.

На стопы, спину грудь – смесь 5-10%-ная из тех же цинеольных масел, пихты, чайного дерева, лаванды, лимона. Раза 3 в день. На ночь более успокаивающие варианты, на утро и день – более бодрящие. По сути набор эфирных масел небольшой. Отхаркивающие, антисептические, для лучшего проникновения – хвойники, можжевельник, цитрусы.

Часть выбранных мною масел есть в исследованиях, и сугубо на моем практическом опыте помогли миновать легочную патологию.

Возможно, приобрету в аптечку лист корицы – в нем немного коричного альдегида + эвгенол. Хотя циннамальдегид для дыхания довольно жесткий. Нужно сильно разбавлять. Эвгенол в рассмотренных работах не был отмечен, но при гриппе эффективен. Эвгенол – это фенол (как и тимол, и карвакрол) с сильными антисептическими, противовирусными свойствами (из него в основном состоит гвоздика). С любыми фенолами требуется аккуратность в обращении.

И, конечно, банальные и всем известные вещи для поддержки иммунитета – витамины А, Е, Д, С, группы В, минералы цинк, селен, АЦЦ / NAC, для снятия воспаления – омега 3, экстракты с полифенолами (пикногенол, гранат, кверцетин, дигидрокверцетин), блокаторы ЦОГ, ЛОГ – экстракты ивы, босвеллии.

Желаю вам избежать стресса, нагнетания ситуации – это снижает иммунитет и ухудшает течение болезни. Поддерживайте организм и компенсируйте дефициты, не дожидаясь болезни. Скорректируйте питание – расстаньтесь с продуктами, которые не несут питательной ценности. Используйте аромадиффузор, ванны с эфирными маслами вечером для профилактики (и опять же для поддержки иммунитета) или аромакулон днем. Человечество пережило много болезней. Переживем и эту. Здоровья и спокойствия вам в это непростое время!
 
5080

Дата публикации: